О ПРОИЗВОДСТВЕ МОЛОКА И КОНЦЕПЦИИ В УДМУРТИИ

Война Севера и Юга. От Бречалова ждут главного по молоку в Удмуртии

Концепцию развития молочной отрасли Удмуртии обсудили в госсовете республики с участием руководителей крупнейших хозяйств

Война Севера и Юга. От Бречалова ждут главного по молоку в УдмуртииФото: Мария Горожанинова

В Удмуртии продолжается обсуждение концепции развития молочной отрасли. Очередная дискуссия развернулась в госсовете республики с участием представителей хозяйств региона. Объяснения министра сельского хозяйства их не удовлетворили. Участники встречи вспоминали добрым словом бывшего президента УР Александра Волкова и вопрошали, сможет ли нынешнее руководство региона взять на себя ответственность за развитие АПК региона. Подробнее — в материале «Реального времени».

Миллион тонн молока

В госсовете Удмуртии прошли очередные обсуждения концепции развития молочной отрасли республики. Важный документ, который по задумке авторов должен вывести отрасль на новый уровень, повысив продуктивность дойного стада, эффективность работы сельхозтоваропроизводителей и объем производства молока до 1,1 млн тонн в год к 2030 году (в 2016 г. он составил 735 тыс.), вызывает споры среди тех, кто давно работает в этой сфере.

Сейчас Удмуртия занимает третье место в России по производству молока в сельхозорганизациях и седьмое по производству товарного молока. При этом по уровню эффективности молочного животноводства республика только на 27-м месте.

Минсельхоз УР считает необходимым работать над усовершенствованием технологий в сельхозорганизациях, строить и модернизировать больше ферм, уделить больше внимание генетике, активнее пользоваться федеральными инструментами (импортозамещение, борьба с фальсификатом, молочные интервенции), выводить продукцию на экспорт. В республике хотят создать обучающий центр для представителей отрасли, чтобы они могли осваивать передовые технологии.

Объемы господдержки за 13 лет должны составить 23,2 млрд рублей или примерно 1,8 млрд в год.

Основные спорные моменты концепции — кооперация и дифференциация хозяйств на сильные и слабые, от чего будут зависеть объемы дополнительной поддержки.

Абрамова подчеркнула, что никто ни при каких обстоятельствах не будет заставлять руководителей закрывать свои неэффективные хозяйства

«Мы понимаем, что минимальная доходность начинается с 6 тонн»

Как пояснила министр сельского хозяйства и продовольствия Удмуртии Ольга Абрамова, распределение поддержки со стороны федерального бюджета продолжится по существующим схемам для всех хозяйств. Однако республиканские деньги хотят направить на поддержку эффективных хозяйств. Слабыми предприятиями будут считать те, где отрицательная динамика финансового результата в течение календарного года, не справляются с налоговой нагрузкой, имеют стабильно долги по зарплате и не могут обновлять материальную базу, а также работают с продуктивностью меньше 5 500 тонн в год.

— Мы проанализировали данные бухгалтерской отчетности. Если вы доите 4 тонны, каждая голова КРС генерит вам убытков на 15 тыс. рублей, если 5500 — 1350 рублей убытков. Если предприятию так работать комфортно — не вопрос. Но если подходить к вопросу адресной государственной поддержки — над этим стоит задуматься. Мы понимаем, что минимальная доходность начинается с 6 тонн, — отметила Абрамова.

Сейчас по данным Минсельхоза УР, продуктивность коров в сельхозорганизациях республики составляет 5 737 тонн. К 2030 году согласно концепции регион должен выйти на уровень 9 тонн, т.е. на 59%. Абрамова подчеркнула, что никто ни при каких обстоятельствах не будет заставлять руководителей закрывать свои неэффективные хозяйства или создавать невыносимые условия, они так же будут получать предусмотренные федеральным законодательством меры господдержки. Но больше денег из республиканского бюджета будут давать тем, кто будет работать над повышением продуктивности, улучшением качества стада, материально-технической базы.

Она также подчеркнула, что предприятия не будут насильно склонять к объединению, однако она надеется, что руководители хозяйств смогут найти общий язык и проведут кооперацию.

— Стабилизация производства и дальнейшее развитие животноводства невозможно без научного обеспечения отрасли, без улучшения племенных и продуктивных качеств поголовья, без укрепления кормовой и совершенствования материально-технической базы отрасли, — поддержал выступление министра председатель постоянной комиссии госсовета Удмуртии по АПК Владимир Варламов. — Однако любой эффективной деятельности должны предшествовать определение конечной цели, способы или механизмы её достижения, этапность или последовательность выполнения поставленных задач. В этой связи на первый план выходит необходимость стратегического планирования деятельности с целью выявления наилучших вариантов и способов достижения поставленных целей.

«Стабилизация производства и дальнейшее развитие животноводства невозможно без научного обеспечения отрасли», — поддержал выступление министра Владимир Варламов

Социальная нагрузка и разница севера и юга

В необходимости концепции развития молочной отрасли участники обсуждения, похоже, не сомневались, однако ряд моментов вызвал негативную реакцию. В первую очередь, это вопрос с объединением хозяйств и разделением на сильные и слабые предприятия.

— По опросу предприятий, присоединив одно предприятие к другому, мы с большей вероятностью получим еще одно неэффективное предприятие, и на эти грабли мы с вами уже наступали. Да и желающих принять участие в этой схеме нет, а уменьшение мер поддержки приведет к ликвидации предприятий с вытекающими из этого последствиями, — высказался заместитель управляющего производственной площадки «Кезский сырзавод» ОАО «Милком», депутат госсовета Игорь Стрелков.

По его словам, с точки зрения концепции и дорожной карты минимальную господдержку должны получить 11 предприятий в Кезском и Балезинском районах на севере республики. При этом хозяйства эти достаточно крупные, на них трудятся больше 20% работающего там населения. Они несут социальную нагрузку, занимаются водоснабжением сел, поддерживают инфраструктуру, помогают материально местным школам и детским садам, так как у бюджета района и республики не хватает на это средств. При этом такая минимальная господдержка даже не покроет выплачиваемые ими налоги.

— Эти предприятия произвели инвестиции в укрепление материально-технической базы. Районы находятся на разном уровне развития. Если говорить про северные, мы только-только вылезли из свинарников. Коровы только-только, узнали, что такое свет в коровниках, — добавил он.

При обсуждении высказывалось предложение направлять больше поддержки северным районам Удмуртии, где из-за более сложных природно-климатических условий производительность хуже, чем в хозяйствах южных районов.

По словам Стрелкова, с точки зрения концепции и дорожной карты минимальную господдержку должны получить 11 предприятий в Кезском и Балезинском районах на севере республики

— Наши хозяйства сравнивать с хозяйствами южных районов никак нельзя. Мы никак с ними конкурировать не будем. Мы все равно должны думать о тех хозяйствах, которые в сложных климатических условиях живут. Взять, к примеру, наше хозяйство, газа нет, дорог нет. И таких хозяйств много в Балезинском и Кезском районах. И что с ними делать? А с людьми? Никто не против развития, но надо этот вопрос решать комплексно, — сказал представитель СПК Сергинский из Балезинского района.

Комментируя журналистам позднее возможность увеличения субсидий для хозяйств северных районов, Ольга Абрамова отметила, что такое невозможно, все должны быть в равных условиях. По ее словам, в северных районах есть хозяйства, которые дают продуктивность больше 5 800 тонн, поэтому все зависит от руководства и умения организовать работу, а не от климата. С точки зрения Владимира Варламова, в качестве дополнительной поддержки от республики здесь могут быть вложения в инфраструктуру районов, строительство газовых сетей и дорог.

«У нас есть прекрасная сельхозакадемия, откуда люди напрямую идут в торговые центры работать»

В самой концепции ничего про инфраструктуру нет, однако именно эти вопросы интересовали практически всех выступавших.

— Доярка пришла с работы, стационары сократили, ФАП не работает, она за уколом поехала в райцентр. Всех посокращали, комфорт убрали, а проблема осталась. Мы о человеке забываем, — отметил председатель СПК — колхоз «Авангард», депутат госсовета Фарит Халитов. — Комфортную среду создаем в городе. И так туда с деревни бежали люди. Нет, надо «Комфортную городскую среду» принять. А когда примем комфортную среду сельскую? Концепция должна комплексной быть. Почему мы раздраженно ее воспринимаем? Когда увидели там, что слабые хозяйства должны кончиться, в то же время в госсовете принимаем решение дать налоговые льготы вновь созданным предпринимателям, а будет ли еще толк от этого предпринимателя? Надо ли присоединять? Может, нам старые вопросы решить? У нас есть прекрасная сельхозакадемия, откуда люди напрямую идут в торговые центры работать. И с этой пенсионной реформой — выйдет доярка в 55 лет, а она ноги еле волочит.

При этом он добавил, что заложенное в концепции уменьшение доли производства молока в личных подсобных хозяйствах с 12% до 2% к 2030 году — это большая ошибка. ЛПХ нужно стимулировать, потому что именно там закладываются основы ведения хозяйства для подрастающего поколения, воспитывается интерес к работе в АПК.

Фарит Халитов добавил, что заложенное в концепции уменьшение доли производства молока в личных подсобных хозяйствах с 12% до 2% к 2030 году — это большая ошибка

О необходимости комплексного подхода для развития сельских территорий говорила и генеральный директор «Зуринского агрокомплекса» Елена Чиркова. Концепция — хорошо, но кто и как ее будет выполнять не ясно с таким оттоком населения из деревни. Предприятия готовы повышать эффективность, но в условиях падения закупочных цен на молоко, роста затрат на ГСМ, налоги и необходимости возвращать взятые в более благополучные годы кредиты, это выполнить крайне сложно. В трудный период республиканский бюджет на помощь сельхозпроизводителям не пришел, при этом пока об увеличении статей на поддержку АПК речи не идет, обещают лишь сохранить на уровне этого года.

— У нас в Балезинском районе 1900 работающих в сельском хозяйстве. За год 60 человек убыло, через 11 лет 660 человек уйдет. Кто будет работать? А за счет чего мы будем производительность увеличивать? Как конкурировать с Западом? Если в Германии 67 коров на тысячу гектаров, в Америке — 37, у нас — 7. Нужны хорошие деньги, нужна хорошая техника, — посетовал один из участников обсуждения.

«Сегодня принимаем концепцию, но кто за нее будет ответственность нести?»

При этом во время обсуждения участники не раз вспоминали первого президента Удмуртии Александра Волкова, который уделял очень много внимания сельскому хозяйству, для него эта отрасль была приоритетной. Он часто бывал в районах, посещал хозяйства, и меры господдержки тогда доходили до 1 рубля на литр произведенного молока. Один из выступавших заявил, что должен быть вице-премьер, который будет конкретно отвечать за выполнение концепции.

— Первое лицо республики — глава и вице-премьер, если они не возьмутся за эту концепцию, ничего не получится у нас, надо просто через свой организм эту концепцию пропустить, — сказал другой представитель отрасли из Шарканского района.

— Давайте, сегодня принимаем концепцию, но кто за нее будет ответственность нести? Чтобы не было так, что не получилось, ряд хозяйств рухнул, и никто за это не ответит, — отметила Елена Чиркова.

Хотя участники обсуждения не высказывали явных претензий к нынешнему главе региона Александру Бречалову, намеки были достаточно ясны

Хотя участники обсуждения не высказывали явных претензий к нынешнему главе региона Александру Бречалову, намеки были достаточно ясны. Руководитель республики далек от сельского хозяйства, так что представители отрасли чувствуют себя обделенными вниманием. Отдельного вице-премьера, отвечающего за АПК, в правительстве нет, хотя в представленной год назад структуре кабмина такая позиция была. Бречалов тогда объяснял, что пока не нашел человека на эту должность. В результате АПК отдали под кураторство другому далекому от сельского хозяйства человеку — вице-премьеру Александру Свинину, который помимо этого отвечает за экономическое развитие и спорт.

Подводя итог, Ольга Абрамова отметила, что за реализацию концепции будет отвечать Минсельхоз, а глава региона уделяет этой теме большое внимание. Предложения будут учтены, концепцию примут, и она станет частью региональной государственной программы «Развитие сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия».

Ольга Абрамова: «За увеличение НДС заплатят потребители»

27.09.2018

Что будет с ценами на молоко при переходе хозяйств Удмуртии на новый вид налога? Как решать острую проблему кадров на селе? Когда в Удмуртии начнет работу льняной кластер?

На эти вопросы 27 сентября в ходе пресс-конференции ответила министр сельского хозяйства и продовольствия региона Ольга Абрамова.

Итоги уборочной

 

— Мы завершили уборку зерновых культур с урожайностью 20,6 ц/га. Это неплохой показатель для Удмуртии, где средняя урожайность —  18,5 ц/га. Но при этом уровень нынешнего года меньше, чем в прошлом году, когда мы собрали 22 ц/га. Валовый сбор нынешней уборочной кампании составил 670 тыс. т, в амбарном весе будет около 610 тыс. т. Этот объем позволяет обеспечить наши внутренние потребности в семенном материале и кормовой базе для крупного рогатого скота.

Пока еще не завершена уборка картофеля и овощей открытого грунта. Думаю, что урожай будет не меньше уровня прошлого года.

Продолжаем уборку льна, убрали на площади 3 700 га. Это 87% от плана, в прошлом году было 81%. Темпы уборки хорошие, и уже началась реализация льноволокна на перерабатывающие заводы.

 

Переработка льна 

 

— В этом году с переработкой льна у нас ситуация не меняется: линии первичной очистки волокна по-прежнему требуют кардинального перевооружения. Мы продолжаем проработку инвестиционного проекта по созданию завода по глубокой переработке льна, который будет дислоцироваться в Глазове. Проект очень дорогостоящий. На предприятии предполагается применять одну из уникальных технологий в льнопереработке – очистку волокна не физическим способом, а химическим. Завод будет перерабатывать весь объем производимого в Удмуртии льна, 4,3 тыс. т.

Инициатор проекта уже съездил к разработчикам для ознакомления с технологическими процессами, сейчас ищет соинвесторов, поскольку необходимо разрабатывать проектно-сметную документацию и начинать строительство предприятия. Параллельно инвестор активно ведет работу по кооперации льнозаводов республики, которые находятся в плачевном состоянии, таких из имеющихся в Удмуртии 16 предприятий — больше половины. Например, Ярский льнозавод, где оборудование и технологии настолько старые, что реанимировать предприятие бесполезно, ему выгоднее объединиться в кооператив, как и другим слабым предприятиям. Мы будем готовы предоставить такому кооперативу грант на развитие материально-технической базы МТБ. Наша идея состоит в том, чтобы на площадях этих объединенных льнозаводов проводить первичную очистку льноволокна, самую грязную стадию производственного процесса, а уже очищенное льноволокно поставлять на новый завод в Глазов для последующей глубокой переработки.

Сегодня лучшее в регионе льноперерабатывающее предприятие – это Шарканский льнозавод. Здесь способны производить и короткое, и длинное – самое дорогое и востребованное льноволокно. Их продукция конкурентноспособна, и именно поэтому Шарканский льнозавод наряду с тремя другими предприятиями Удмуртии («Кезпромлен», «Кезский льнозавод» и  СПК «Луч») вошел во всероссийский кластер по  производству льна.

Для нас это реальная возможность изготавливать композитные материалы, которые востребованы во многих отраслях: при изготовлении окон, автомобилей, самолетов. Кроме того, мы планируем выпускать нетканые материалы: вату, одноразовые простыни в больницы – это компоненты, которые будут востребованы каждый день. Что касается производства льноволокна для изготовления тканей, т. е. длинного волокна, то, возможно, к 2025 году мы достигнем и этого уровня производства.

Мы выращиваем 4,3 тыс. т льноволокна — это очень мало, но в масштабах России мы занимаем 4-е место. Уровень разрухи льнопроизводства в стране настолько серьезен, что, на мой взгляд, необходимо либо изменить ситуацию резко и кардинально, либо уже просто забыть об отрасли. Возрождение льняного направления проводили уже несколько раз, и руководители хозяйств уже не верят в положительный результат.

Тем не менее, мы надеемся, что нынешняя попытка реанимации льняной отрасли при помощи создания межрегионального кластера принесет плоды. Сейчас Минсельхоз России вырабатывает меры по поддержке участников кластера, в который вошли 14 льносеющих регионов. Одна из таких мер – предоставление средств на строительство и реконструкцию льноперерабатывающих заводов. И буквально вчера я получила ответ от Минсельхоза о том, что эти средства планируется выделять в размере 30% от капитальных затрат.

Пока существует много проблемных вопросов, в том числе и с производством оборудования для льняной отрасли. Конкуренция среди российских заводов велика, и здесь необходимо регулировать спрос и предложение. Мы вели переговоры с Беларусью и подписали соглашение между ООО «Шарканское РТП» и Бобруйским «Сельмашем» по поводу сборки льноуборочной техники в Удмуртии. Сейчас мы сделали запросы во все льносеющие регионы России, чтобы понять их фактическую потребность и сформировать заявочную кампанию на 2019 год.

 

Цены на молоко

 

— Сельхозпредприятия в этом году находятся в очень тяжелом финансовом состоянии. Если по итогам 6 месяцев прошлого года чистая прибыль составляла 2 млрд рублей, то за аналогичный период этого года – всего 1 млрд рублей. Главная причина – снижение закупочных цен на молоко, которое произошло в начале текущего года и привело к уменьшению оборотных средств в СПК: деньги от реализации молока не поступают, и хозяйства не могут обеспечить себя средствами для проведения сезонных работ. Запас топлива перед посевной и уборочной кампаниями был минимальный.

Самый опасный период по закупочным ценам, когда перерабатывающие предприятия Удмуртии приобретали в производителей килограмм молока за 18,5 рублей, уже позади,. По итогам прошлой недели средняя закупочная цена на молоко составляет 20 рублей, но по сравнению с прошлым годом она ниже на 3-4 рубля. К концу года цена увеличится, возможно, до 21 рубля, но не более.

Многие производители Шарканского, Балезинского, Сарапульского, Воткинского районов нашли выход и вывозят свое молоко на перерабатывающие предприятия в Пермский край, примерно 120-150 т в сутки. Пермские переработчики предлагают цену в 22 рубля, поскольку у них дефицит молока, а сырьевую базу формировать необходимо.

 

Выплата субсидий

 

— На сегодня мы выдали сельхозпроизводитеям 1,7 млрд рублей субсидий, из положенных 2,2 млрд рублей. Остались невыплаченными субсидии на строит животноводческих помещений, на приобретение сельхозтехники и субсидии из средств резервного фонда России, которые были перечислены в регионы на компенсацию части затрат на приобретение ГСМ, в связи с большим ростом цен. Эти деньги поступили очень поздно. Удмуртия получила из федерального бюджета 74 млн рублей, общая сумма с учетом софинансирования из бюджета республики составляет 92 млн. На сегодня в Минсельхоз региона предоставлено документов и подтверждено затрат на 40 млн рублей. Мы готовы выдавать эти субсидии и ждем от сельхозпроизводителей документы.

Оставшиеся средства, полученные из федерального бюджета, мы не будем отправлять обратно, это касается всех видов субсидий. Хотя еще в 2016 и 2017 годах эти средства Удмуртия возвращала. Сейчас мы экстренно перераспределим остатки средств путем дочисления к уже выданным субсидиям. Например, субсидии на содержание племенных животных: из 90 млн рублей выдано 50 млн, Если до середины ноября мы не наберем новых получателей, то перераспределим остатки тем, кто уже получил эту субсидию, т.е. попросту добавим им дополнительные средства.

Мы разработали новое положение о выплате субсидий, и будем сокращать сроки приема документов от сельхозпроизводителей на получение средств господдержки. Сейчас мы принимаем их до 25 ноября, и остается очень мало времени на выплату. С 2019 года мы установим срок начало октября. Мы прислушались к просьбам сельхозпроизводителей – выработать единые правила и не менять их как минимум три года.

Почему предприятия поздно сдают документы на получение субсидий? Очень многие из них работают в кредит. В сентябре-октябре они начинают продавать зерно и расплачиваться по долгам. Ведь при начислении субсидий важно подтвердить факт оплаты долгов.

При таком требовании очень много возможностей создать мошеннические схемы. Вы помните, какие были скандалы и уголовные дела по вопросу субсидирования на страхование? Страховые компании давали сельхозпроизводителям займ, которым те оплачивают страховую премию, впоследствии получают субсидию, и займ возвращается из средств бюджета. Это незаконно.

Мы постарались исключить возможность создания подобных схем, и с 2019 года планируем включать годовой отчет как главный подтверждающий документ затрат прошлых лет. Т.е. упростим процедуру получения субсидий.

Однако со следующего года мы меняем подходы к оказанию господдержки из регионального бюджета. Производителям, которые доят на одну корову менее 10 кг в сутки, мы будем снижать коэффициент расчета субсидий на реализованное молоко с 1 до 0,1, т.е. в десять раз.

 

НДС как фактор роста цен

 

— Сейчас все СПК платят единый сельзозналог, но уже с 1 января 2019 года те предприятия, кто имеет выручку более 100 млн рублей, будет обязан платить НДС. Градация прописана по годам: в 2020 году порог выручки составит 90 млн рублей, в 2021-м – 80 млн, и так далее. Т. е. в конечном итоге не менее 70% сельхозпредприятий перейдут на уплату НДС, который недавно повышен с 18% до 20%.  Мы ездили в правительство России и просили не вводить этот налог сейчас, установить переходный период, но нас не услышали. Какие могут быть последствия? В первую очередь, на 2-4% повысится стоимость входящего на перерабатывающие предприятия сырья, прибавьте сюда инфляцию. Т.е. за это решение все мы с вами, потребители, заплатим из собственного кармана.

Чтобы остаться на едином сельхозналоге, хозяйству необходимо будет предоставить в налоговую службу большой пакет документов, которые подтвердят, что в структуре выручки предприятии не менее 70% — это выручка от сельхозпроизводства. Раньше этого не надо было доказывать.

Небольшим предприятиям будет очень непросто переходить на новый вид налога. Им придется нанимать суперпрофессиональных бухгалтеров, а тем, кто не может оплатить работу таких профессионалов, вынуждены будут либо привлекать эти услуги со стороны  в виде аутсорсеров, либо кооперироваться с сильными хозяйствами. Но я не думаю, что нам стоит ожидать волны закрытия сельхозпредприятий. Мы запланировали серию учеб для бухгалтеров и экономистов СПК, чтобы проконсультировать их о всех нюансах перехода на НДС.

 

Кадровый голод

 

— Положение СПК сегодня осложняет и кадровая проблема. Молодые специалисты не хотят идти работать на ферму, и средний возраст, например, операторов машинного доения – 47 лет. К тому же, дояр – профессия, которой надо учить на практике, непосредственно на оборудовании. Лишь немногие хозяйства идут на этот шаг, а учебных классов в республике нет. В концепции, которую мы разработали и на прошлой неделе презентовали сельхозпроизводителям, предусмотрено создание учебного центра для подготовки работников сельского хозяйства.

Пока же будем обучать молодых специалистов на базовых площадках, и уже в октябре начнется командное обучение. Свои хозяйства предоставили несколько предприятия Воткинского, Можгинского, Игринского районов, а также агрокомплекс «Бабинский» и СПК «Мир».

Мы будем популяризировать сельские профессии. В частности, на сельскохозяйственной ярмарке, которая пройдет 20 и 30 сентября на ижевском ипподроме, студенты организуют флешмоб. А на праздновании Дня работников сельского хозяйства все приглашенные смогут поучиться доить корову.

ИСТОЧНИК: http://www.d-kvadrat.ru/dk/promo/28187.html

 

Читайте также:

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *