«Если в доме разбито окно …»

Речь идет о триумфальном подтверждении одной теории. Теории, которая многим казалась безумной.Вкратце эта теория звучит так: «если в доме разбито одно окно — и его никто не заменяет, значит, скоро в этом доме не останется вообще ни одного целого окна».Изначально ее разрабатывали криминологи. Потом она начала активно использоваться менеджерами. Если расшифровать метафору с окнами, то речь идет о том, что попустительство мелким нарушениям создает благоприятную среду для куда более серьезных проблем. А значит, с серьезными нарушениями можно эффективно бороться, удалив эту среду — то есть начав активно противостоять мелким нарушениям.Звучит как утопия, верно? Более того — звучит как предложение тратить силы впустую, отвлекаясь от действительно важных вещей.То же самое говорили жители Нью-Йорка на рубеже 80-х и 90-х годов прошлого века, когда новый директор метрополитена Дэвид Ганн и новый начальник транспортной полиции Уильям Браттон решили тестировать эту теорию.Надо сказать, что Нью-Йорк тогда был просто чудовищным местом. Прохожих грабили среди белого дня, ночью же ни один здравомыслящий человек просто не выходил на улицу. А подземка… подземка была настоящим адом.Когда Ганн стал бороться с граффити, которыми вагоны были закрашены сверху донизу, а Браттон — ловить безбилетников, которые внаглую прыгали через турникеты, им говорили: «На что вы тратите деньги налогоплательщиков? Закупайте новые поезда! Ловите убийц!».Но закупать поезда уже пробовали предшественники Ганна. Через пару дней никто не мог бы назвать эти поезда новыми — они были исписаны непристойностями так же, как и старые. А теперь — без всяких новых поездов подземка начала менять облик.Поезда отмыли. И каждый раз, когда поезд возвращался на конечную с новыми надписями, его не выпускали обратно, пока он снова не окажется отмыт. Вандалы старались. Но их усилий просто больше никто не видел.Что же до убийц, которых предлагали ловить Браттону… Ловля безбилетников начала давать неожиданный результат.На каждой станции стояло до десяти переодетых полицейских, которые мгновенно хватали прыгунов через турникеты, надевали на них наручники и выстраивали рядком на станции. Потом скопом везли в полицейский участок, обыскивали, снимали отпечатки пальцев.Каждый безбилетник оказывался похож на «киндер-сюрприз» — никогда не знаешь, что интересное найдешь внутри. Оружие? Наркотики? Отпечатки пальцев, совпавшие с найденными при квартирной краже или убийстве?Преступники, которых никто уже даже не рассчитывал найти, оказывались за решеткой. Количество преступлений в метро снизилось кардинально. Во-первых, с пушкой в кармане уже так спокойно не походишь. Во-вторых — обстановка реально не располагает.Новый мэр Нью-Йорка, Рудольф Джулиани, оценил работу транспортной полиции — и повысил Браттона до главы полицейского департамента города.Первое время, когда полиция начала ловить хулиганов, бьющих бутылки и справляющих нужду в подворотнях, горожане говорили примерно то же самое, что ранее говорили по поводу ловли безбилетников… «Ловите убийц» и так далее.Потом осознали. Среднее годовое количество серьезных преступлений в Нью-Йорке, снизилось больше чем в два раза — с 2200 до 1000. Вот тебе и теория разбитых окон.Суть в том, что разницу между «серьезным запретом» и «незначительным запретом» человек на самом деле воспринимает очень слабо. Поэтому порядок в главном и порядок в мелочах — вещи взаимосвязанные. И вы никогда не добьетесь порядка в главном, если сначала не организуете порядка в мелочах.

Читайте также:

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *